«МОИ ДВЕ НЕДЕЛИ В ПРИЭЛЬБРУСЬЕ»

Наша сотрудница Яна Хлебникова вернулась из отпуска — она две недели отдыхала в горном поселке Эльбрус: еще до того, как там начали стрелять. Вот первая часть ее рассказа — впечатления от Кавказа и его гор, и советы: как туда попасть, сколько брать с собой денег и где там жить (видимо — уже в следующем году).

Одно слово «Кавказ» у русского человека вызывает огромное количество противоречивых эмоций. Для обывателей оно звучит почти враждебно, особенно если пройтись по городам — Нальчик, Грозный, Владикавказ, Урус-Мартан… Не знаю, как вам, а мне аукается разными чеченскими кампаниями и всем постыдным в нашей истории, что с ними связано. Для фрирайдера Кавказ — рай земной. Потому что в горах такого уровня и такой высоты (Эльбрус — пятитысячник, Чегет — четырехтысячник) нет ни маркировок трасс, ни запретных зон… Сюда едут за экстримом — и это подразумевает не только катание на грани спуска лавины.

Раньше экстрим начинался с прибытия в аэропорт Минеральных Вод (аттракцион с поездкой на Кавказ на поезде через Нальчик я опробовать не решилась). В 2004-м году, когда я впервые прилетала туда, аэропорт представлял собой нечто вроде шатра, в котором даже не было лент для багажа. Теперь в МинВодах — аккуратный маленький аэропорт европейского уровня с удобным залом ожидания. Из аэропорта — вид на гору Бештау.

Вокруг МинВод — конгломерат городов — Пятигорск, Кисловодск. Их вы увидите, если водителю захочется мимо них проехать. По дороге «туда» мы ехали какой-то большой дорогой (сдается мне, основной трассой от Ростова). Обратно — по окраинам Пятигорска. По пути на Эль нам попался спокойный и профессиональный водитель Абу. В газели играла какая-то ретро-музыка, старые клипы по маленькому телевизору, мы пили коньяк и были вполне себе удовлетворены происходящим.

Друзья, ехавшие из Нальчика на автобусе, рассказывали нам о скорости 150 на серпантине, музыке гор и чуть ли не о разворотах с ручника. Нас миновала сия чаша, и мы смогли рассмотреть и Баксанское ущелье, и Тырнауз, и окрестности Эльбруса. Кавказ начинается внезапно. На краю равнины появляются горы — сразу огромные и со снежными пиками.

По мере приближения к Эльбрусу всегда начинает меняться погода. Обычно на равнине это — серость, грязь, дождь со снегом при температуре ближе к плюсовой. Чем выше в горы, тем больше вероятность выехать «за облака» и увидеть солнце. Но в горах и существенно холоднее. Мороз, правда, совсем не такой, как в Москве, переносится легко. В минус 15 можно выйти на улицу в свитере, пробыть там около получаса и не замерзнуть.

Я везде, где бы ни была, знакомлюсь и разговариваю с собаками. Надо сказать, на Кавказе они одни из самых дружелюбных из всех, что мне когда-либо попадались. На базе с нами жили ветеринары и говорили, что в этой области к животным относятся наплевательски: если они болеют, то их оставляют умирать, если они просят ласки — могут отшвырнуть и т.д.

Лично у меня впечатление сложилось ровно противоположное. Все животные — упитанные, жизнерадостные, легко идут на контакт. Собаки откормленные туристами и местными и совершенно непуганые. Корова — вообще на правах королевы,
стада ходят по дорогам, им уступают, не сигналят, чтобы не пугать. На фото — первое знакомство с собаками по пути на Эльбрус. Эти, кажется, живут на тырнаузской заправке.

Деревни кавказских ущелий абсолютно не похожи на русские, хотя дома почти идентичны русским подмосковным. Правда, здесь не принято достраивать вторые этажи — почти все одноэтажное. Чаще всего встречаются вывески «мясо-фарш», «куры», занесенное неведомо как «минимаркет». В каждом селе, даже маленьком, есть мечеть.

Мы ехали на Кавказ целенаправленно на базу ЭМБС (Эльбрусская медико-биологическая станция), на которой усилиями Алексея Царева, Ксени Панфиловой и Тёмы Панина организовано некое подобие спортивного лагеря для детей и взрослых. Подробности о лагере можно узнать тут.
По ценам: билеты на самолет UTair стоят 7 500 руб. туда-обратно на их сайте (авиакомпания приличная, самолеты исправные, кормят, рейсы не задерживают), проживание на ЭМБС с завтраком и ужином — от 9 до 12 тыр (в зависимости от длительности пребывания, номера чистенькие, иногда даже с балконами, очень мило все, есть свой бар под условным названием «У Саида» и сауна), скипассы — 900 руб в день (850, если брать сразу на несколько) и плюс-минус 8-10 тысяч на все остальное.

Мне показалось, что я вернулась в детство времен поездок в пионерлагеря — где двери всегда открыты для соседей, по вечерам проходят свечки, днем все выполняют какие-то безумные задания и квесты, встречаются на горе и обнимаются, поют друг другу песни по рациям, настроенным на одну частоту… По вечерам собираются в баре, играют в мафию, крокодила и прочие забавные игры. Не хочется все описывать, потому что это надо почувствовать. Почувстовать и понять, что за 8 дней заезда люди становятся настолько родными, что их невозможно отпустить.

На фото — Петрович, мой медведь-талисман, ездит со мной по всему миру не первый год.
Однако в первые дни на Эльбрусе меньше всего думаешь о культурном досуге. Хочется вкатывать не останавливаясь по снежным полям с самых высоких доступных точек и визжать от восторга. Когда я об этом думаю, в голове играет песня группы Lifehouse — Halfway Gone. Под которую я впервые в этом году спускалась с Приюта Одиннадцати (высота 4200 над уровнем моря)

После того, как на Эльбрусе поставили французские очереди подъемников, исчезло огромное количество проблем — очереди, мучительное ожидание, холод. Теперь — тепло и быстро. Иногда, конечно, они повисают на 30-40 минут с пассажирами внутри. Но это — часть какого-то таинственного кавказского распорядка, неподвластного уму.

Эльбрус состоит из четырех основных точек. Стартовая — поляна Азау (2340 м над уровнем моря), где кормят, поят, продают скипассы, варежки, свитера, фото с яками и прочее.

Настоятельно рекомендую — руки в ноги — и марш в кафе «Фрирайд». В первый же день после пары спусков. Кушать: лагман (суп на баранине с макаронами), хычины с сыром (лепешки такие, прожаренные на масле) и пить глинтвейн.

На фото — мы с Оленем после очередной укаталки сидим во Фрирайде.
Следующая станция — Кругозор (2900 м над уровнем моря), куда поднимает первая очередь канатки. Перепад высот — достаточно сильный. Горная болезнь не возникает, если быстро одниматься и быстро спускаться, однако меня на протяжении всей поездки мучило головокружение. По мне, акклиматизация на Эльбрусе — одна из самых суровых.

Дальше — Мир (3500 м над уровнем моря), где есть музей обороны Эльбруса (за Кавказ во время Второй Мировой шли страшные бои, немцы планировали захватить Кавказ и через него выйти в Азию и чуть ли не на Индию, но мы, как всегда, без оборудования и горного снаряжения, на одном энтузиазме выбили их оттуда). Раньше от Мира наверх шла канатная дорога. Теперь ждать ее открытия все равно что ждать второго пришествия.

На Приют Одиннадцати (4200 м над уровнем моря), заброшенную станцию геологов и альпинистов, сгоревшую в какие-то бородатые годы, поднимают местные на ратраке за 500 рублей. Такса почти не меняется из года в год. Ехать минут 15, очень зябко, лучше закутаться. Вообще, на Эльбрусе желательно иметь что-нибудь типа Air Hole, дабы не обморозить лицо.

Теснимся на ратраке

С Приюта возят и выше, на Скалы Пастухова (4610 м над уровнем моря), но разница в 400 м невелика. Приют воспринимается по-разному, в зависимости от погоды. Когда солнечно и ветер не сильный, там можно провести около 15-20 минут, обфотографировать весь Кавказ и даже позагорать.

Словами это описать невозможно. Крыша мира… единственное, что приходит в голову. Погоду на Приюте можно определить, стоя на Кругозоре. Если пики Эльбруса видно и солнечно, ехать стоит. Если откуда-то тянет облака, ветер или начинается снег — ни в коем случае.

Спуск с Приюта специфический. Местные ратраки ездят, не опуская ковшей, то есть не ровняют, а наоборот — оставляют за собой борону, по которой трудно ехать — трясет, закапываешься. Однако, если везет со снегом, можно ехать по бокам, по целине. Чуть левее по дороге виднеется засыпанный снегом ратрак — он сломался, и деталей для него так и не дождались.

После достаточно пологого и спокойного спуска с Приюта выезжаешь на душегубку возле Мира. То ли рельеф там такой, то ли люди ездят странно, но там бугры в пол человеческого роста. И их надо проехать. Многие отстегиваются и спускаются прямо на попе. С Мира видно небольшой ледник (на кавказе их вообще много). Во время нашего пребывания там даже сошла маленькая лавинка. Спуск с мира — огромный снежный цирк, который можно объезжать вдоль и поперек как заблагорассудится. Целина, естественно, прилагается.

С Кругозора спускаться по трассе далеко не приятно, ибо — камни и лед. А когда мы приехали на Эль (1 февраля), снега не было совсем. Поэтому тут как раз был простор для экстрима — за трассу и скакать по камням, лишь бы объехать бескрайние ледяные поля, на которых все падают и летят вниз без остановки. Зато внизу ждет Азау и кафешки с глинтвейном!

Маршрутка типа Газель стандартно стоит 40 рублей с человека и за считанные минуты довозит вас до дома. По пути обычно встречаются коровы или лошади. И другие отдыхающие!

Пока все. Вторая часть — про катание вне трассы, кавказские ущелья и достопримечательности и лавины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>